ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ: В Павлодаре верят в «дружбу народов»

Зимой и весной 2014 года, когда в Украине происходили трагические события связанные со сменой власти в Киеве, вооруженным противостоянием в Донбассе и присоединением Крыма к России, в Казахстане обратили внимание на то, как резко изменилась риторика российских СМИ. И прежде не отличавшиеся корректностью и объективностью высказываемых оценок и суждений, пресса и телевидение соседнего государства вообще перестали чего либо стесняться.

А ведь за несколько месяцев до этого, когда у власти в Киеве был Виктор Янукович, все кремлевские масс-медиа твердили о стратегическом союзе двух государств и нерушимой братской любви двух русского и украинского народов. И вдруг, все в одночасье изменилось: соседи и братья оказались бандеровцами и фашистами.

В Павлодарской области, пожалуй, как и во многих других приграничных с Россией казахстанских регионах, влияние северного соседа традиционно велико. После распада СССР, когда экономические и политические связи были прерваны, когда внутренние административные границы вдруг стали государственными, когда появились таможни, собственная валюта и все прочее, информационное пространство по инерции продолжало оставаться единым. В первой половине 90-х годов в Казахстане продолжалось вещание привычных российских телеканалов, выпускались и продавались российские газеты. И такая ситуация продолжалась достаточно долго.

Параллельно шло создание и развитие казахстанских СМИ, но особой конкуренции российским они не составляли. Наверное, потому, что еще была свобода слова. Медиарынок быстро рос, и места на нем хватало всем, но со временем он оказался зарегулирован государством: во второй половине 90-х российские СМИ – электронные и печатные – обзавелись своими дочерними филиалами, которые и по содержанию, и по форме собственности были уже не столько российскими, сколько казахстанскими («Первый канал – Евразия», «Известия-Казахстан» и т.д.). Так что бесконтрольным российское информационное влияние считать нельзя, оно очень даже контролировалось, и это с каждым годом чувствовалось все сильнее.

В конце 90 – начале 2000 годов сложилось некое разделение сфер влияния: российские телеканалы и газеты освещают внутрироссийские и международные события, тогда как казахстанская тематика целиком доставалась их дочерним структурам. И поскольку казахстанский контент подобных СМИ распространялся только внутри страны, российские граждане ничего о жизни ближайшего соседа не знали.

Чего нельзя сказать о других постсоветских государствах. Например, страны Прибалтики, Украину, Молдавию и Грузию российские СМИ постоянно держали и держат в поле своего зрения. Потому что туда направлены взоры кремлевских политиков, и именно там располагался передовой бастион информационной войны с «оранжевыми» революциями, НАТО и русофобами всех мастей. Казахстан же с забронзовевшим на тот момент режимом угрозой для Москвы не являлся.

Кстати, немаловажная деталь: оба режима, путинский и назарбаевский, в начале нулевых годов решали во многом схожие задачи. Путин выстраивал свою вертикаль и боролся с оппозицией. Назарбаев тоже укреплял пошатнувшуюся после появления ДВК («Демократический выбор Казахстана») монополию на власть, изводя оппозицию и вытравливая инакомыслие. Так что в каком-то плане довольно мощное присутствие российских СМИ в стране в известной степени помогало Назарбаеву.

Во-первых, переход России на рельсы авторитаризма оправдывал соответствующую эволюцию нашей страны. А во-вторых, пока наши граждане (в первую очередь русскоязычные) наблюдали за вставанием путинской России с колен и ее великодержавным шествием по планете, президент и его окружение проводили управляемые выборы, разгоняли и запрещали неугодные партии, созывали ручные парламенты, перекраивали Конституцию и, наконец, обогащались.

Набирающая обороты российская пропаганда в известной степени отвлекала казахстанцев от внутренних проблем. Привыкший к российским СМИ житель Павлодара или области, глядя на оранжевые революции в Грузии и Украине и на какие-то кошмары в Прибалтике, понимал, что в этих странах, да, проблемы, а в Казахстане все нормально. Хотя бы по той причине, что этих проблем нет в российских новостных выпусках. И до «русской весны» 2014 года никто вообще не предполагал, что с российскими СМИ у казахстанских властей могут быть какие-то проблемы.

Говоря о нынешнем влиянии российских СМИ на умы казахстанцев надо все-таки честно признать, что своей популярности они добились благодаря конкурентным преимуществам. Российские СМИ ведь не всегда занимались пропагандой: в 90-е годы и начале 2000-х они были намного профессиональнее, свободнее и разнообразнее казахстанских средств массовой информации.

В том, что отечественный потребитель стал выбирать российский информационный и развлекательный контент, отчасти виновен и административный ресурс. Потому что «Хабар» и «Казахстанскую правду» казахстанцам откровенно навязывали, а российские СМИ – нет. И они являлись своего рода альтернативой официозу. Поэтому жители Павлодара, Экибастуза и Аксу стали массово подписываться на кабельное телевидение (в свободном доступе российских телеканалов в начале 2000-х годов уже не было), а в селах устанавливали спутниковые антенны. То есть это был свободный рыночный выбор казахстанского потребителя.

В нулевые годы, даже с учетом явно обозначившегося курса путинской администрации в сторону авторитаризма и ограничения свободы слова, в российских СМИ хотя бы сохранялась видимость дискуссии (на телеэфиры приглашались Немцов, Гозман, Явлинский, Новодворская), которой в казахстанских электронных СМИ отродясь не было.

К сожалению, к концу нулевых и в медведевскую эпоху даже эта видимость демократии и свободы слова из российских СМИ стала исчезать. А со вторым приходом в Кремль Владимира Путина СМИ окончательно скатились в пропаганду, стали крайне агрессивны по отношению к любому инакомыслию. Сначала события на Болотной площади, а потом и события в Украине стали точкой невозврата для российской новостной и аналитической журналистики - в электронных и крупных печатных масс-медиа России её не стало вообще (за исключением «Дождя», «РБК», «Новой газеты», «Эха Москвы»).

Начался процесс маргинализации российских средств массовой информации , которые стали выполнять самую настоящую заказуху, лгать и объявлять врагами народа всех оппонентов Кремля. Речь идет не только об откровенно одиозных СМИ (Рен ТВ, НТВ, «Лайф ньюс»), но и о вполне респектабельном Первом канале (у него, по некоторым оценкам, самая большая аудитория среди казахстанских телезрителей), где большую часть информационного контента заняла украинская тематика и псевдопатриотические ток- шоу с мордобоями и площадной бранью.

Украинские события, запредельная агрессивность и однобокость информационного освещения международной политики российскими СМИ заставили если не всех казахстанцев, то очень многих насторожиться. Люди стали понимать ненормальность происходящего, и многие не на словах, а на деле осознали опасность «зомбоящика».

Лично я, поскольку давно работаю в медиаполе, одинаково критически оцениваю происходящие как в Казахстане, так и в России политические и экономические процессы. То есть для меня проблемы «фильтрации» пропаганды не было. Для большинства знакомых и родных моя «политизированность» долгое время оставалась непонятной, и в свой адрес я постоянно слышал недоуменные вопросы: «Ну что ты так кипятишься? Тебе, что больше всех надо?».

Конец 2011-го и весна 2012-го стали своего рода началом поворота в массовом сознании. Расстрел бастующих нефтяников в Жанаозене, митинги российской оппозиции на Болотной и Сахарова, очередное «воцарение» Путина в Кремле, жестокое подавление митингов протеста в Москве, «болотный процесс» - все это дало толчок критическому осмыслению происходящего. Многие очнулись от спячки и стали понимать, что власть неадекватна. Майдан и война на Донбассе завершили окончательный перелом в сознании многих рядовых обывателей.

У меня появились друзья и знакомые, прежде абсолютно аполитичные люди, которые стали резко негативно воспринимать официальную пропаганду, как российскую, так и казахстанскую. Ускорился исход потребителей традиционных масс-медиа (в первую очередь молодежи) в интернет, где больше плюрализма и альтернативных источников.

Впрочем, говорить о массовом неприятии казахстанцами (жителями Павлодарской области) именно пропутинских точек зрения в масс-медиа было бы неправильно. Многие обыватели продолжают в той или иной форме поддерживать навязываемые прокремлевскими СМИ страшилки и образы. Происходит это, на мой взгляд, в силу привычки, недостатка навыков критического мышления, аполитичности.

Речь идет не только о русскоязычных потребителях российского информационного контента – среди казахов тоже немалое количество поклонников Путина (вернее того образа, который создан масс-медиа). Сам лично неоднократно встречался и беседовал с госслужащими и предпринимателями, которые положительно отзывались и о президенте РФ, и о тех действиях, которые Россия проводит в Украине, Сирии, на мировой арене. Более того, эти люди завидовали россиянам, за то что у них есть такой молодой и эффективный президент. И абсолютно никто не разделял опасений, что «молодой» и «эффективный» Владимир Владимирович Путин в любой момент может начать информационную войну против Казахстана.

Причины подобной симпатии, на мой взгляд, кроются в миролюбивом менталитете жителей Северного Казахстана. Люди, почти три столетия живущие бок о бок рядом с Россией, отличаются дружественным отношением к ней и не верят в то, что она может стать враждебной. В отличие от южных регионов, в павлодарском регионе мало кто придерживается крайних националистических настроений.

И тем не менее, трагические события в Украине заставили многих по иному взглянуть на межэтнический мир и согласие в своей стране и регионе. Великодержавная риторика и безапелляционность пропутинских СМИ подвергают эту очень хрупкую материю человеческих отношений серьезным испытаниям.

Так, например, в связи с действиями России в Украине громче стали раздаваться голоса местных национал-патриотов. Арман Кани, известный в Павлодаре общественник, сторонник переименования улиц и населенных пунктов на казахский лад, требует распространение российских СМИ на территории страны либо запретить, либо ограничить. Потому что они, по его мнению, подрывают культурную идентичность казахстанцев и раскалывают общество.

«Сейчас в Казахстане существует два мира. Один русскоязычный, который смотрит и читает российские СМИ. Другой – казахскоязычный, который соответственно читает местные газеты. Это подрывает наше единство, - уверен Арман Кани. - И в оценке тех же событий в Украине нет общих оценок. Влияние кремлевской пропаганды отрицательно влияет и на нашу внутреннюю жизнь. Русскоязычное население в вопросах ономастики выступает против переименования улиц и населенных пунктов, требуя сохранить имена красных комиссаров. Некоторые местные русскоязычные газеты также выступают против переименований, что является проявлением идеологически враждебного отношения к стране. Влияние российских СМИ надо ограничить или запретить. Потому что Россия не считается с независимостью Казахстана и смотрит на нашу страну как на республику СССР. Хотя мы самостоятельное государство».

Схожую оценку высказал и представитель акиматовских масс-медиа Талгат Каримов (имя и фамилия по его просьбе изменены). Он также считает, что информационное влияние соседнего государства на умы сограждан может угрожать интересам РК.

«Каталог организаций Казахстана, которые получали финансирование от организации «Русский мир», состоит из 50 наименований. Периодически в государственных российских СМИ транслируются высказывания политиков, которые ставят под сомнение государственность Казахстана. Для оказания влияния используются все каналы доступные коммуникации: СМИ, русская диаспора, социальные сети, Русская православная церковь и т.д., - говорит Талгат Каримов. - Для достижения нужных целей российские СМИ не стесняются в выборе средств. Здесь полный пропагандистский набор – апеллирование к патриотизму, историческому прошлому, запугивание и т.д».

По мнению Талгата Каримова, Казахстан уже получил серьезные проблемы в виде так называемого «зомбирования» населения. Люди в основной массе разделяют антиамериканские и антизападные идеи, пропагандируемые российскими СМИ. Многие казахстанские региональные СМИ, например, павлодарская газета «Городская неделя» из номера в номер публикуют антиукраинские, антизападные материалы из российских газет. В то же время в казахстанских СМИ работает много журналистов, которые всецело поддерживают действия российского правительства, даже если они направлены в ущерб национальным интересам.

Известны Талгату Каримову и факты прямого влияния российских граждан на формирование контента отечественных масс-медиа. В качестве примера он назвал россиянина Александра Замыслова, «который держал под контролем редакционную и кадровую политику телеканала «Первый канал Евразия».

Конкретизировать свою позицию и пояснять, считает ли он любое участие иностранных журналистов и медиа-технологов в работе казахстанских изданий и телеканалов угрозой национальным интересам, Каримов отказался, то ли в шутку, то ли в серьез обвинив меня в том, что с помощью провокационных расспросов я составляю репрессивные списки для «вежливых людей».

Подобные «шутки» и уход от обсуждения вопроса российского информационного влияния лишний раз показывают, что проблема эта есть и она серьезная. Достаточно будет сказать, что некоторые общественники, к которым я обращался, под разными предлогами также уклонялись от общения на «провокационную» тему.

Страхи людей понять можно. И не только по тому, что сама тема скользкая и неоднозначная, но во многом еще и потому, что официальная Астана сама не имеет никакой внятной позиции – ни по поводу украинских событий, ни по поводу пропагандируемых Москвой идей «русского мира», ни по поводу антиамериканизма.

Поскольку официально Казахстан все-таки придерживается курса на стратегическое партнерство с Россией (экономическое, военно-политическое), то многие (в первую очередь русскоязычные) павлодарцы нормально относятся к информационному и культурному влиянию соседнего государства. Издержки такого влияния есть, но они не критичны. Во всяком случае отношениям обеих стран они никак не угрожают.

«Россия является одной из сверхдержав и выступает за многополярный мир. Центральная Азия – регион, в котором исторически присутствовали ее интересы. И неудивительно, что Россия хочет иметь в Казахстане свое влияние, - считает директор общественного фонда «Десента» (Павлодар) Сергей Гуляев. - Цель здесь, на мой взгляд, в том, чтобы обеспечить лояльность населения. А культура и СМИ это инструменты для достижения цели. Население смотрит российские новости, развлекательные программы, художественные фильмы и сериалы, музыкальные каналы. Соответственно, мировые события воспринимаются через призму российских СМИ. Пример – события на востоке Украины. Граждане Казахстана воспринимают события, происходящие там, «глазами» российских журналистов». Незначительное количество граждан стремится (и готово) получить альтернативный взгляд на ситуацию».

«Безусловно, Россия стремится поддерживать свое влияние в регионе и в стране, - уверен главный редактор павлодарского информационного портала pavon.kz Евгений Шультайс. - Тому имеются разные причины – поддержание союзнических отношений, экономическое сотрудничество. Поэтому через свои СМИ Россия предлагает казахстанцам соответствующий взгляд на мировые проблемы. Наибольшей популярностью пользуется российское телевидение, которое люди смотрят по кабельным сетям. Если мы возьмем внутренний рынок электронных СМИ, то большая часть аудитории придется именно на российские телеканалы. А среди них лидером, наверное, я бы назвал Первый канал».

Впрочем, по словам Евгения Шультайса, телеканалы освещают лишь международные события, тогда как внутриказахстанские и региональные новости люди получают в интернете – на сайтах отечественных газет и информагентств, в социальных сетях. И в этом сегменте масс-медиа российского влияния, по его мнению, практически нет.

Что касается формирования общественного мнения и зомбирования, «конечно, они есть», говорит Евгений Шультайс, «но речь идет лишь о тех, кто сознательно выбирает для себя российские телеканалы. Их казахстанские зрители больше знают и обсуждают международные события (Майдан, Крым, выборы с США, война в Сирии, ДНР-ЛНР, беженцы в Европе) нежели то, что происходит в Казахстане и области. Но, повторяюсь, это вопрос выбора. Кому интересна международная политика, те смотрят телевидение, кого волнует жизнь страны и региона – пользуются отечественными источниками информации и интернетом».

В то, что отношения между Казахстаном и Россией могут пойти по украинскому сценарию и против Казахстана будет развернута такая же агрессивная информационная кампания, никто из опрошенных экспертов не верит. А экибастузский журналист Игорь Тимошенко даже подчеркнул, что никого из его знакомых, включая казахов, события в Крыму и Донбассе не напугали. То есть люди уверены, что ничего общего у Украины и РК нет. При этом он понимает, что отношения с РФ строятся отнюдь не на чувстве братской любви.

«Любовь это провальное дело в политике. Политика двух стран должна строиться на выгоде и учете интересов. Дружба, основанная на расчете и взаимной выгоде, самая крепкая. Поэтому у России есть свои интересы, она хочет получить свою выгоду от союза с нашей страной. То же самое и Казахстан. Так что это абсолютно нормально, - считает Игорь Тимошенко. - Что касается предвзятости СМИ в освещении событий, то я считаю, что объективными на все сто процентов они быть не могут. И надо просто диверсифицировать источники информации. К примеру, я всегда больше полагаюсь на личное общение, которое сегодня возможно благодаря интернету».

Поскольку у меня нет оснований сомневаться в искренности опрошенных русскоязычных экспертов, я полагаю, что их сдержанная оценка российского информационного влияния вызвана тем, что они умеют профессионально работать со СМИ и имеют иммунитет к пропаганде. Но если мы возьмем неискушенных в медийных технологиях обывателей, проводящих большую часть свободного времени у телеэкранов, то увидим насколько глубока нанесенная им психологическая травма.

Раздражительность, агрессивность, неприятие иных точек зрения, неспособность к диалогу – вот последствия просмотра российских новостей и ток-шоу. Более чем уверен, что «российский взгляд» на международные и в первую очередь украинские события самым драматическим образом сказался на родственных отношениях. Потому что родственники, живущие в Павлодаре и, скажем, в Житомире, просто не могут найти общий язык. Впрочем запрещать или ограничивать свободу распространения каких-либо СМИ, даже если они заняты пропагандой, не выход. Лучшее средство для противодействия навязываемым пропагандой мифам – свобода слова.

Павлодарский экс-мажилисмен Серикбай Алибаев считает, что даже несмотря на широкое присутствие прокремлевских СМИ на казахстанском медиа рынке, жители могут выбрать альтернативные источники информации.

«Не нравится Россия 24 и НТВ – смотрите другие каналы. В тех же кабельных сетях есть достаточно объективный телеканал РБК, есть Мир 24, CNN, Euronews. Я, например, с удовольствием люблю смотреть в интернете канал «Дождь», читаю «Новую газету», «Эхо Москвы». То есть все равно в российских СМИ есть разнообразие, широта кругозора, есть дискуссионность. И если казахстанцы выбирают российские СМИ и телеканалы, то они выбирают их потому, что они намного интереснее отечественных, - говорит Серикбай Алибаев. - На наших же телеканалах, куда ни посмотришь, сплошные концерты и торжественные посиделки. Все скучно, однообразно и серо».

Является ли нынешнее сильное влияние российской пропаганды на умы русскоязычных казахстанцев некоей проблемой для Акорды, однозначно сказать невозможно. По идее, конечно же, это должно как минимум насторожить. Наверное, на фоне украинских событий власть почувствовала себя неуютно и принимает какие-то меры. Технически прекратить российское телевещание в нашей стране можно в любой момент, поскольку оно распространяется по кабельным сетям. Получившие в последнее время большую популярность спутниковые антенны скорей всего тоже не проблема – в прошлом году под предлогом соблюдения неких архитектурных правил чиновники Павлодара уже провели ревизию городских многоэтажек и выдали предписания убрать спутниковые антенны с фасадной части домов. Люди поговаривают, что под предлогом благоустройства чиновники таким способом взяли на учет всех владельцев тарелок российских операторов. На всякий случай.

То есть казахстанские власти явно подстраховались на случай возникновения внештатной ситуации. Но все равно, в полный разрыв информационных связей или ограничение российских СМИ не очень-то и верится. Во-первых, Акорда лишена свободы маневра в своих отношениях с Москвой, поскольку не имея широкой поддержки внутри страны вынужден опираться на помощь извне. А во-вторых, она и сами используют такую же пропаганду и в этом плане очень схожа с Кремлем.

Лучшее средство против лжи и пропаганды это свобода слова и политическая конкуренция. Но именно этого-то в Казахстане нет и быть не может. Практически все электронные СМИ (телеканалы и радиостанции, включая региональные телекомпании) либо напрямую, либо опосредовано (через госзаказ) аффилированы с государством и нацелены на укрепление правящего режима.

Так что по большому счету казахстанцам все равно, слушать ли вранье по «Хабару» или РТР. Просто у российских СМИ размах побольше – они занимаются геополитическими играми, сражаются с Гейропой и госдпеповским марионетками. Казахстанские же мастера разговорного жанра заняты внутренней политикой и осваивают огромные бюджеты выделяемые правительством и местными акиматами на разъяснение Плана нации 100 шагов, посланий президента и прочими вещами.

В пользу того, что российские средства массовой информации играют так или иначе на руку Астане (хотя бы для того, чтобы оправдать наличие у государства огромного количества собственных СМИ и постоянный рост расходов на государственный информационный заказ), говорит недавнее награждение гендиректора Первого канала Константина Эрнста орденом Достык. Как известно, награды дают за заслуги – весь вопрос в том, за какие именно заслуги?