Как Кремль зомбирует русскоязычное население в Казахстане
Тема вмешательства России во внутренние дела других государств, в том числе с помощью современных информационных технологий - одна из самых громких в мировом медийном пространстве. Между тем, вмешательство это началось отнюдь не в 2014 году, после начала украинского кризиса и Майдана, а намного раньше. Другое дело, что на него на Западе почти не обращали внимания, так как в подавляющем большинстве случаев оно было там малозаметным и неэффективным. И только после украинских событий и вхождения полуострова Крым в состав России о применении Кремлем «мягкой силы» с помощью активной пропаганды и информационного подавления противника начали говорить громко и повсеместно.
На наш взгляд, сегодня информационно-пропагандистские возможности российской власти на Западе и результативность ее действий там сильно преувеличены, однако в мире есть государства, которые были, есть и остаются крайне уязвимыми для кремлевской пропаганды. Одним из них является Республика Казахстан.

Появившееся на политической карте мира после развала Советского Союза в 1991 году, это государство площадью 2,725 миллионов квадратных километров (9-ое место в мире по территории) и с 18,1 миллиона человек населения граничит с Россией, входит вместе с ней в несколько межгосударственных союзов, включая Содружество независимых государств (СНГ), Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности). Казахстан является ключевым военно-политическим союзником России на Евразийском континенте, в том числе имеет общую с ней систему воздушно-космической обороны.

С 1989 года Казахстан возглавляет Нурсултан Назарбаев, сначала в качестве первого секретаря Центрального комитета Компартии, потом президента Казахской ССР в составе СССР, и затем президента Республики Казахстан. Он имеет звание «лидера нации», а его полномочия и права как первого главы суверенного и независимого государства специально оговорены в Конституции страны и специальном Конституционном законе о первом президенте РК – лидере нации.

Казахстан тесно связан с Россией не только общей историей, самой длинной в мире межгосударственной границей (7548 километров), похожими политическими системами и практиками, тесными экономическими связями, регулярными человеческими контактами на всех уровнях, но и языковым фактором. На момент обретения независимости казахи в общей численности населения Казахстана были в меньшинстве. Позднее, благодаря выезду из республики порядка 4 миллионов лиц немецкой, русской, украинской, греческой, польской и других национальностей и возвращению миллиона казахов, в основном из Узбекистана, Монголии и Китая, а также естественному приросту, казахи стали доминирующей нацией.

На начало 2017 года из 17,918 миллионов казахстанцев казахами себя считали 12 миллионов, русскими – 3,619 миллионов. Мы специально оговорились так, потому что в стране проживают люди свыше ста национальностей, из-за чего достаточно часты межнациональные браки. При этом, по данным последней переписи населения (2009 года), на русском языке свободно писали и читали 84,8% граждан республики, а устную речь понимали 94,4%. Согласно законодательству Казахстана, казахский язык является государственным, а русский – языком официальным, межнационального общения.

Таким образом, Казахстан с XIX века, когда завершился процесс вхождения трех казахских родов (Старшего, Среднего и Младшего) и территорий, которые они занимали, в состав Российской империи, находится в информационном пространстве России. Целью этого исследования, подготовленного командой экспертного портала KazakhSTAN 2.0 (kz.expert), было оценить влияние российской информационно-пропагандистской машины на Казахстан и на русскоязычное республики сегодня.

В силу ограниченности ресурсов (временных, финансовых и кадровых), чувствительности темы для казахстанских властей, которые с подозрением относятся к любой неконтролируемой ими активности, а также с учетом того, что сотрудники портала ранее работали в независимом средстве массовой информации "Республика", которое много лет противостояло казахстанским властям в информационном пространстве сначала внутри страны, а потом из-за рубежа, и поэтому автоматически попадают под подозрение силовых структур, мы решили ограничиться проведением социологических замеров в нескольких регионах страны, расположенных на севере и граничащих с Россией, а также опросить экспертов. Кроме того, мы собрали большой пласт инсайдерской информации.
Подробнее об этом мы рассказали в методологии исследования.

Для полноты картины следует отметить еще несколько моментов:

1. В Казахстане нет свободных средств массовой информации. В ежегодном исследовании международной правозащитной организации Freedom House за 2016 год состояние политических свобод в Казахстане получило наихудшую оценку, и страна снова была отнесена к категории «несвободных».

2. Отсутствие конкуренции и жесткая цензура негативно сказываются на конкурентоспособности имеющихся казахстанских СМИ. Низкий уровень контента и непрофессиональная подача информации отечественных телеканалов и печатных изданий заставляют потребителей искать другие, более качественные источники информации и зачастую находят их в информационном поле России.

3. Телевидение остается самым массовым источником потребления контента и главным источником информации. Последние несколько лет в прямом эфире вещают только отечественные телеканалы, однако иностранные каналы (в частности российские) присутствуют в кабельных сетях (покрытие больше 40%) и пакетах спутникового телевидения (от 5 до 8%). Мы расскажем об этом подробнее в соответствующем разделе.

4. По итогам 2015 года, по официальным данным, в Казахстане зафиксирован уровень проникновения интернета 77% — то есть почти 13 млн казахстанцев имеют возможность выхода по Всемирную сеть и, соответственно, имеют навыки работы в интернете.

Первый вопрос, которым мы задались: осознают ли в Акорде неоднозначность ситуации, сложившейся в информационном пространстве Казахстана?

Беглый поиск в интернете показал, что осознают. Еще в 2009 году тогдашний премьер-министр РК Карим Масимов, выступая на конференции «Инициативы «электронного правительства-2009», отметил: «Если посмотреть опросы социологии, 55% населения (Казахстана) живут в российском информационном пространстве, а не в казахстанском».

За прошедшие годы ситуация практически не изменилась, о чем свидетельствует заявление министра информации и коммуникаций РК Даурена Абаева, сделанное им в начале ноября 2017 года на пленарном заседании в Мажилисе (нижняя палата Парламента РК). Представляя новый законопроект об информации и коммуникациях, он заявил: «где-то 1,5 миллиона человек находятся вне информационного поля Казахстана, точнее не смотрят казахстанские телеканалы и не знают, что происходит в Казахстане». По словам министра, такое положение дел вызывает вопросы об информационной безопасности страны. На наш взгляд, ситуация еще хуже, и цифра явно занижена.

Представители казахстанского экспертного сообщества, ответившие на наши вопросы, были практически единодушны во мнении - российские власти через самые различные информационные ресурсы прямо и косвенно влияют на формирование массового сознания достаточно большого количества казахстанцев.

«На то, как мир развивается, мы смотрим через российскую линзу», - констатировал казахстанский юрист-правозащитник Евгений Жовтис.

«Россия особенно после Украины стала хорошо понимать, что некий канал формирования положительного общественного мнения - очень важный элемент гибридной войны», - считает политолог Досым Сатпаев.

«Безусловно, руководство России стремится оказать влияние на население Казахстана. У нас очень протяженная общая граница. Недружественные отношения между двумя нашими народами сильно осложнили бы ситуацию на всей протяженности границы. Кроме того, Россия для Казахстана – крупнейший торговый партнер. Терять казахстанский рынок из-за общественной неприязни или фобии было бы нежелательно для России. Ну и наконец, политический аспект. Россия сейчас находится в мировой опале. Она окружена санкциями. Терять ближайшего и одного из последних партнеров ей крайне нежелательно", - бывший вице-министр казахстанского правительстваа, а ныне бизнесмен и блогер Марат Толибаев.

По его мнению, для влияния на население Казахстана руководство России применяет испытанный инструмент – СМИ, а именно – телевидение, радио и интернет-сайты, «благо для этого есть прочный фундамент – русскоязычность основной части населения РК».
В Казахстане в открытом доступе нет заслуживающих доверия исследований, позволяющих оценить отношение русскоязычного населения страны к России и ее информационной политике. Чтобы ликвидировать этот информационный пробел, мы провели выборочный социологический опрос в областных центрах трех северных регионов Казахстана с преимущественно русскоязычным населением: Костанае, Петропавловске , Семее, а также в бывшей столице Казахстана Алматы.

Полный текст отчета социологов вы можете прочитать в рубрике «Соцопрос», а здесь подведем его основные итоги.

Русскоговорящие казахстанцы указали, что получают разного рода информацию чаще всего из радиоэфира или телеэфира (67% упоминаний); несколько меньше – из социальных сетей («ВКонтакте», OK; 50% упоминаний) и сетей Интернет в виде новостных пор­талов и интернет-изданий (46% упоминаний). Меньше всего указано коммуникаций с родными/друзьями через мессенджеры (Telegram, Viber; 22% упоминаний).

В разрезе возрастных групп наибольшее упоминание телевидения и радиоэфира как основного «поставщика» информа­ции наблюдается среди представителей зрелого возраста и старшей возрастной ко­горты. 84% наиболее частых упоминаний телевидения приходится на воз­растную группу 55-70 лет. Ей же «принадлежит» наиболее частая отметка газет и журналов как вто­рых по значимости источников информации.

Для представи­телей «средней» возрастной группы (это жители 30–55 лет) характерна наиболее частая от­метка телевидения и радио как источника информации (69%), а также информационных интернет-изданий и сети Интернет в целом (51%).

В отношении сервисов электронной почты наиболее важным выводом является то, что национальные почтовые сервисы были отмечены сравнительно небольшим числом респон­дентов (всего ≈3%), в то время как почта Gmail и почта Mail.Ru были отмечены в об­щей сумме 60% ответивших на вопрос. По нашей оценке, среди русскоязычных казахстанцев русскоязычные почтовые сервисы по умолчанию оказываются наиболее привлекатель­ными по функционалу и возможности интеграции в международные социальные сети. Кроме того, для работы с национальными сервисами в доменной зо­не .kz введено требование оформления специаль­ного цифрового сертификата, позволяющего спецслужбам отслеживать пользователей. Возможность прослушек и контроля за траффиком также делает использование национальных почтовых сервисов не привлекательным для пользователей.

Что касается использования других сервисов, то среди наиболее часто упоминаемых значатся ин­тернет-мессенджеры (61% упоминаний) и социальная сеть «ВКонтакте» (59% упоминаний). Несколько меньше русскоговорящие казахстанцы применяют Instagram или Snapchat, а также «Одноклассники» или «Мой Мир@Mail.ru». Отчасти можно сделать вывод о том, что «ВКон­такте» и мессенджеры являются наиболее распространенными каналами получения различного контента и информации преимущественно среди респондентов мужского пола (66% упоминаний против 54% женского пола).

Упоминаемость мессенджеров (Viber, Signal, Telegram) в принципе равная среди всех возрастных групп. Соцсеть «ВКонтакте» оказывается скорее «молодеж­ным» каналом получения контента и в результате более упоминаемой среди молодёжи (87%); схожая тенденция и в отношении Instagram/Snapchat (65%). А вот «Одноклассники» и «Мой Мир@Mail.ru» рассчитаны на более взрослую аудиторию (в некото­рой степени это понятно в отношении «Мой Мир», популярность которого в Рунете также снижается).

Социальная сеть Facebook выглядит слабо распространен­ной среди русскоговорящих казахстанцев. А вот роль «ВКонтакте» оказывается значимой.

69% опрошен­ных смотрят новостные и развлекательные издания России. В «топе» источников упоминается «Первый канал», «Россия 1», «НТВ» и в меньшей степени «Рен ТВ», «СТС». Для представителей старшего поколения наиболее характерны­ми являются именно новостные каналы, такие как «Первый канал», «Россия 1», «Россия 24», «НТВ». Для молодеж­и в целом тенденции сходятся с первыми двумя группами, с добавлением к этому перечню значительного «влияния» канала «ТНТ» и разного рода развлекательных интернет-ресурсов (Pikabu, MTV).

Русскоязычные казахстанцы больше доверяют российским ме­диа-источникам. При этом основными доводами при проявлении доверия российским СМИ назывались:

- более высокий профессионализм журналистов: «Они лучше освещают мировые новости», «Они позволяют узнать нам новости во всем мире», «Там все серьезнее», «Точная информация»;

- большие возможности для лучшей подачи информации: «Правдоподобно показывают», «На казахстанских нет объективности», «Казахстанские СМИ искажа­ют», «Казахстанская пропаганда», «Более правдивы», «Они более свободны в подаче информации»;

- инфраструктурные преимущества вещания: «Только их смотрю», «Это интересно и качество телевидения лучше».

Основными доводами при проявлении доверия казахстанским СМИ были:

- национальная идентичность и её поддержка: «Я гражданин КЗ», «Я гражданин указанной республики», «Я патриот», «Я здесь живу», «Я проживаю в этой стране», «Я не смотрю российские новости», «Это моя родина», «Это наше отече­ственное», «Это наши СМИ».

- национальная обособленность СМИ: «Они лучше осведомлены о положе­нии дел в нашей стране», «Они ближе к нам», «Нужно знать новости Казах­стана», «Нашим доверяю», «Информация на национальном языке».

Одним из «качественных» способов оценки работы новостных СМИ на аудито­рию является оценка восприятия этой аудиторией основных медийных персон, т. е. знания или незнания основных политических фигур; субъективная оценка ряда произошедших мировых со­бытий (с точки зрения Казахстана) и других. Для проверки степени влияния российских СМИ на их мнение и «сознание» были сформулированы ряд вопросов:

- знание медийных персон, журналистов, топ-менеджеров СМИ России (Киселев, Симоньян, Соловьев, Познер и другие);

- чьи поздравления чаще всего смотрят русскоязычные казахстанцы в новогоднюю ночь: президентов Казахстана или России;

- отношение респондента к фигуре президента России В. Путина, а также к ряду знамена­тельных событий в истории России (присоединение Крыма к России);

- оценка респондентом степени влияния России на политику Казахстана.

76% респондентов на вопрос: «Знаете ли Вы, кто такие Владимир Соловьев, Владимир Познер, Дмитрий Киселев, Маргарита Симоньян?» ответили, что знают их или слышали о них (о ком-то из них). Лишь 24% ответивших сказали, что никогда не слышали эти имена.

В разрезе возрастных групп видна тенденция, согласно которой молодое поколение в большинстве не знакомо с указанными персонами, а старшее поколение – наоборот, оказалось знакомым с данными фигурами.

Русскоязычные казахстанцы предпочитают смотреть поздравление ис­ключительно президента Казахстана (53%); в меньшей степени – только президента Пу­тина (35%). Практически малое количество опрошенных просматривают последовательно новогодние выступления пре­зидентов и Казахстана, и России. Если посмотреть на возрастную структуру, то наблюдается такая тенденция - молодое поколение приобщается смотреть поздравления исключительно президента Казахстана, в то время как более старшее поколение «не забывает» и о российском президенте. При этом изо всех опрошенных 63,4% проявляют доверие В. Путину как политическому лидеру России; около 32% относятся к нему нейтрально и лишь 2,7% – негативно.

Только 41% респондентов согласились с тем, что полуостров Крым и город федерального назначения Севастополь возвращены в состав Россий­ской Федерации путем демократического референдума. Чуть более половины опрошенных констатировали, что некоторые «историче­ские» процессы в России являются частью политических процессов исключительно РФ и никоим образом не отражаются на политических процессах в Казахстане. Только 8% опрошенных полагают, что процесс присоединения полуострова Крым к России произошел с нарушениями. Во многом поэтому подавляющее большинство отмечало, что Казахстану ничто не может угрожать со стороны России, поскольку между странами существуют дружеские отношения.

Последний наиболее значимый вопрос: ощущают ли русскоязычные жители Казахстана, что Россия своей политикой оказывает значимое давление на поли­тическую элиту Казахстана? В целом, большая часть населения полагает, что Россия не оказывает значимого влияния на Казахстан. При этом в значительной степени этой точки зрения придерживаются предста­вители старшего поколения населения.

На этот счет был сделан дополнительный анализ данных, в ходе которого было установлено, что наиболее частая упоминаемая причина подобной точки зре­ния – выражение национальной идентичности (самая часто упоминаемая фраза – «Мы независи­мы» / «Мы независимое государство») + склонение к идеи дружеских отношений между Россией и Казахстаном («Мы дружны»; «Мы друзья»; «Мы на равных») + представление такими респонден­тами собственного президента Назарбаева как сильного и независимого лидера республики («Мне ка­жется Назарбаев все сам делает»; «Назарбаев сам может знать как Путин»; «Наш президент – самостоятельный человек»).

В качестве аргументов существования вероятного влияния Российской Федерации на Казахстан в ответах назывались:

- геополитические предпосылки: «География обязывает»; «Граничит и дружба»; «Играет роль геополитика».

- постисторические основания: «Казахи пропадут без РФ, Китай влияет»; «Думаю, руководство России старается сотрудничать с Казахстаном, дабы не потерять страну-соседа»; «Между нашими странами сотрудничество, друг от друга зависим».

- модель path-dependence: «Копируют», «Казахстан имеет не выгодные сделки с РФ»; «Сырьевая база»; «Как клоуны повторяют»; «Мы никак не можем отделиться от РФ»; «Мы повторяемся за ними или обязаны».

Среди опрошенных в результате анализа были выделены три группы.

К первой группе можно отнести молодых русскоязычных казахстанцев, ко­торые активно пользуются социальными сетями и основными телекоммуникационны­ми технологиями (мессенджеры и пр.). Для таких людей характерно проявление повы­шенного доверия к национальным СМИ, они в большей степени могут быть вовлече­ны в просмотр, например, новогодних поздравлений только Н. Назарбаева. Эта группа демонстрирует нейтральное отношение к фигуре Путина и не интересуется политическими процессами между Россией и Казахстаном, опираясь на мнение о крепкой дружбе двух стран.

Ко второй группе можно отнести представителей возрастных групп 30-55 лет, для которых характерно использование в качестве источников информации Интернет-СМИ и социальных сетей, основным способом общения они называют «Мой Мир / Одноклассники» и «ВКонтакте». Такие люди склонны смотреть российские СМИ и в некоторой степени им доверять. Они осведомлены о существовании Соловьева, Познера, Киселева и Симоньян и положительно относятся к Путину. Присоединение Крыма рассматривается в этой группе как закономерный и «правильный» исторический факт, по их мнению, между странами царит атмосфера дружбы, даже несмотря на то, что они считают, что Россия влияет на политическую элиту Казахстана.

Третья группа представлена представителями старшего поколения и «просоветского» толка: из коммуникаций – предпочитают телевидение, радиоэфир и прямое общение с родственниками, друзьями и близкими.

Основные выводы, которые можно сделать из материалов опроса русскоязычных казахстанцев в областных центрах трех северных регионов Казахстана с преимущественно русскоязычным население: Костанае, Петропавловске, Семее, а также бывшей столице Казахстана Алматы, мы сформулировали ниже.

Молодое поколение (если можно так сказать) русскоязычных казах­станцев оказывается более «патриотичным» и более «защищающим» идентичность Казахстана, нежели более старшее поколение. При этом как молодеж­ь, так и более старшее поколение не теря­ет «связи» с Россией посредством просмотра новостных и развлекательных каналов и контента из России. «Первый канал» и «Россия 1» рассматриваются в качестве приоритетных «постав­щиков» новостной информации для русско­говорящих казахстанцев, при этом молодое поколение также интересуется и развлекательными каналами и ресурсами больше, нежели старшее поколе­ние.

Развитие информационных и телекоммуникационных технологий в Казахстане имеет два ре­зультата. Положительный результат заключается в том, что русскоязычные казахстанцы имеют разные «базисные» источники получения и обмена информацией в разных возрастных группах: молодые казахстанцы в большей степени взаимодействуют с социальными сетями; зрелое поколе­ние – с новостными ресурсами и сетями Интернет в целом; старшее поколение остается «верным» советским коммуникационным технологиям – радио и телевидению.

Негативная в этом случае тенденция заключается в том, что особенности национальной стратегии надзора за деятельностью в Интернете приводит к тому, что русскоязычные казахстанцы могут предпочитать использовать в работе или общении российские или международные почтовые сервисы, а не национальные.

Что касается доверия СМИ, то в поддержку российских СМИ выступают те русскоязычные казахстанцы, которые либо недовольны качеством подачи информации своих СМИ, либо полагают, что СМИ Казахстана сильно подвержены политическому надзору.

Тем не менее, молодое поколение постепенно теряет интерес к основными российскими СМИ в лице наиболее известных журналистских фигур, вроде Познера, Соловьева или Киселева. Это может означать, что молодое поколение будет в меньшей степени подвержено российскому влиянию.

Эта особенность также наблюдается и в ответах казахстанцев касательно основных политических фигур и событий в России: в большей степени именно старшее поколение, к примеру, смотрит новогоднее поздравление Путина отдельно или после поздравления Назарбаева. А присоединение Крыма к России для значительной части всех возрастных групп является наиболее важной информации в жизни Казахстана.

В завершение этого раздела считаем нужным подчеркнуть, что интервьюеры в ходе опроса населения регулярно сталкивались с проблемами, в том числе был случай, когда часть уже заполненных анкет была уничтожена представителями администрации.
Поскольку темой этого исследования является влияние российской информационной политики именно на русскоязычное население (независимо от этнической принадлежности), по нашей просьбе коллеги в Казахстане (их имена мы не можем назвать из соображений безопасности) сделали срез ситуации в двух считающихся преимущественно русскоязычными регионах: Северо-Казахстанской и Павлодарской областях с областными центрами соответственно Петропавловск и Павлодар.

Первоначально мы запланировали сделать аналогичные срезы еще в трех областях - Карагандинской (Караганда), Западно-Казахстанской (Уральск) и Костанайской (Костанай), но тема оказалась настолько чувствительной и даже болезненной, что местные партнеры (кто-то сразу, а кто-то позже, уже взявшись за тему, но столкнувшись с проблемами по ходу ее выполнения) отказались от сотрудничества. Тем не менее даже два региональных среза дают представление о реальной ситуации в области информационной политики.

С их полным содержанием можно познакомиться в отдельных рубриках, здесь же выделим основные выводы, используя цитаты из отчетов исполнителей.

Из отчета по ситуации в СКО:
«...в Петропавловске и районах Северо-Казахстанской области большая часть населения подключена к спутниковым тарелкам и цифровому телевидению. Люди, особенно в сельской местности, основную информацию получают через телевидение, преимущественно, российское, а сельские территории составляют примерно 70% Северо-Казахстанской области».

«Казахстанским СМИ, осуществляющим госзаказ, негласно запрещают поднимать острые вопросы и неудобные темы под угрозой лишения финансирования. В итоге они неинтересны тем, на кого направлена реализация государственного информационного заказа – гражданам страны».

«...Россия ближе к Петропавловску, чем северная и южная столицы Казахстана, поэтому привезти российскую прессу в регион намного дешевле. Как результат, на газетных развалах больше российской прессы, и раскупается она лучше, чем казахстанская».

«… к президенту России Владимиру Путину, проявившему политическую волю в вопросе Крыма, отношение у североказахстанцев уважительное, здесь он фигура весьма распиаренная - даже по WhatsApp они пересылают друг другу видеоролики про Путина. Хотя в некоторых вопросах жёсткость Путина не вызывает одобрения у населения Северного Казахстана, привыкшего жить в дружбе с республиками бывшего СССР. Речь в первую очередь идет о конфликте РФ и Украины».

«В целом люди в СКО не боятся, а скорее любят Россию, потому что в ее вузах учатся их дети, там живут их родственники и друзья. Российские товары продаются в магазинах и пользуются спросом». «Так что в случае нужды России не придется прилагать какие-то особые усилия для воздействия на людей в Северо-Казахстанской области, они в большинстве своем уже любят и ее, и президента Путина».
Из отчета по ситуации в Павлодаре:
«Говоря о нынешнем влиянии российских СМИ на умы казахстанцев надо все-таки честно признать, что своей популярности они добились благодаря конкурентным преимуществам. Российские СМИ ведь не всегда занимались пропагандой: в 90-е годы и начале 2000-х они были намного профессиональнее, свободнее и разнообразнее казахстанских СМИ».

«Речь идет не только о русскоязычных потребителях российского информационного контента – среди казахов тоже немалое количество поклонников Путина (вернее того образа, который создан масс-медиа). Сам лично неоднократно встречался и беседовал с госслужащими и предпринимателями, которые положительно отзывались и о президенте РФ, и о тех действиях, которые Россия проводит в Украине, Сирии, на мировой арене. Более того, эти люди завидовали россиянам, за то что у них есть такой молодой и эффективный президент. И абсолютно никто не разделял опасений, что «молодой» и «эффективный» Владимир Владимирович Путин в любой момент может начать информационную войну против Казахстана».
После анализа мнений экспертов и срезов мы выделили три направления российского информационно-пропагандистского воздействия на население страны в целом, корпус государственных служащих, СМИ, общество и отдельных граждан.

На первом направлении оперируют российские информационные ресурсы - телеканалы, радиостанции, печатные издания и интернет-ресурсы, вещающие не только на Казахстан, но на все постсоветское пространство. Здесь также задействованы т.н. фабрики троллей, которые выполняют вспомогательные функции и используются для оперативной поддержки и продвижения тех или иных идей, лозунгов, тезисов.

На втором направлении задействованы партнерские ресурсы: местные подразделения российских СМИ (редакции работают на территории Казахстана, но де-факто подчиняются Москве), либо казахстанские медиа-ресурсы, имеющие в своем составе российских консультантов или управляемые де-факто россиянами.

На третьем направлении активны «агенты влияния», то есть казахстанские чиновники разного уровня, общественные деятели, просто активные граждане, разделяющие взгляды Кремля, но работающие вне формальных каналов и зачастую по собственной инициативе и программе.

Мы пришли к выводу, что, несмотря на развитие социальных сетей и интернет-ресурсов, в Казахстане телевидение продолжает быть лидером по части влияния на казахстанское общество. К сожалению, оценить количественно аудиторию российских телеканалов в стране на сегодняшний день не представляется возможным. В эфирном вещании их нет, плюс в Казахстане запрещена реклама на иностранных телеканалах, и, соответственно, систематический анализ предпочтений аудитории российских каналов не ведется, так как на эту информацию нет спроса у рекламодателей. Что касается кабельных сетей и спутников, в пакетах которых российские телеканалы присутствуют, то, по оценкам экспертов, охват кабельными сетями по стране - больше 40 процентов, охват спутниковыми тарелками – от 5 до 8 процентов.
Ранжируя инструменты влияния России на Казахстан, на первое место эксперты поставили телевидение, на второе — электронные СМИ (сайты газет, информационных агентств, аналитических центров), на третье — социальные сети. Мнения экспертов на эту тему собраны в приложении к этому разделу.

К темам, при освещении которых наиболее часто используется дезинформация, эксперты отнесли присоединение Крыма, военные действия в самопровозглашенных республиках Донецка и Луганска, санкции против России, войну в Сирии.

В качестве методов эксперты назвали также формирование образа врага в лице Запада и дискредитацию демократических ценностей. Мнения экспертов на эту тему также собраны в приложении к этому разделу.

Судя по прозвучавшим в ходе опроса ответам, в казахстанском экспертном сообществе понимают риски бесконтрольной пропаганды со стороны России. Лучше всех об этом сказал политолог Айдос Сарым: «Влияние российских СМИ на сознание казахстанцев есть. Но нельзя говорить о том, что оно всеобъемлющее. События в Украине, например, буквально раскололи русскоязычное общество в Казахстане. То есть, надо понимать, что любая пропаганда имеет некие пределы. Но ситуация сегодня такова, что если вдруг возникнет серьезное столкновение интересов России и Казахстана, то очевидно, что Казахстану нечего будет противопоставить мощной российской пропаганде. Мы сильно проигрываем в этой области, нашей пропаганде не под силу консолидировать общество».
Информационное поле Казахстана, как показало наше исследование, выглядит весьма необычно для независимой страны. На нем безоговорочно господствуют российские средства массовой информации. Причины этому эксперты назвали самые разные – общее историческое прошлое, общее экономическое пространство, владение населением (в большинстве своем) русским языком, доступность российского контента – все российские каналы есть в пакетах кабельного и спутникового телевидения, издаются некоторые федеральные российские газеты, и все это – на фоне профессиональной слабости казахстанских СМИ и малой востребованности среди населения Казахстана контента, который они производят.

Конечно, говорить о том, что российские СМИ в большинстве своем целенаправленно пытаются воздействовать на сознание казахстанцев, нельзя. Но наше исследование показало, что Россия заинтересована в поддержании сложившейся уникальной ситуации в Казахстане, когда часть населения буквально выпала из информационного поля своей страны. Об этом говорят не только выводы, полученные в результате соцопроса. Обеспокоенность этим высказывали и чиновники, и эксперты, и наши инсайдеры.

Также нельзя говорить о том, что российские СМИ изобретают какие-то особые инструменты и методы для продвижения в Казахстане влияния России. Они точно такие же, что используются для обработки сознания россиян. Главный инструмент - телевидение, затем идут различные интернет-ресурсы – сайты газет, информационных агентств и социальные сети. Как и во многих других странах, в Казахстане появился такой ресурс, как «Спутник», вещающий в том числе на казахском языке, а в социальных сетях – тролли, активно осваивающие государственный язык республики.

Однако традиционные инструменты дополняются российскими советниками в руководстве отдельных казахстанских СМИ, в том числе – на государственных телеканалах, которые оказывают самое непосредственное влияние на их информационную политику и содержание контента. А также неформальным лоббированием россйиских интересов на уровне государственных структур.

Таким образом, информационное проникновение России в Казахстан очень глубокое, проходило оно в тепличных условиях, которому лишь изредка мешали попытки казахстанских властей не столько защитить собственное информационное пространство, сколько увеличить рекламные доходы (в стране запрещена реклама на иностранных телеканалах, и рекламодатели могут давать рекламу, ориентированную на местного потребителя, только на казахстанские каналы, а вещание в эфире разрешено тоже только казахстанским телеканалам). Очевидно, эти попытки не смогли оказать серьезного влияния на возможности российских СМИ завоевывать умы казахстанцев. В итоге, эксперты считают, что в случае серьезного столкновения интересов двух стран, Казахстану нечего будет противопоставить агрессии российской пропаганды.
По итогам нашего исследования мы пришли к следующим выводам.

Влияние российских СМИ в частности и российской пропаганды в целом на население Казахстана, причем не только русскоязычное, более чем значительно, и противостоять ему не способны не только гражданское общество и казахстанские СМИ, но и государство как таковое в силу очевидной слабости и уязвимости авторитарной политической системы Нурсултана Назарбаева по отношению к аналогичной политической системе Владимира Путина.

Очень точно эту ситуацию охарактеризовал одной фразой казахстанский юрист-правозащитник Евгений Жовтис, который уверен, что «Казахстан смотрит на мир через российские линзы». И его мнение подтверждают в своих интервью практически все опрошенные нами эксперты и результаты социологического исследования.

Эффект "российской линзы" для жителей Казахстана достигается за счет масштабного предложения информационного и информационно-развлекательного продуктов лучшего качества по сравнению с казахстанским. Этот продукт потребляет русскоязычная аудитория, которая включает и часть казахского населения.

Поскольку подавляющая часть казахстанцев в той или иной мере владеет русском языком (по данным переписи 2009 года, на нем свободно писали и читали 84,8% граждан республики, а устную речь понимали 94,4%), то аудиторией для российских СМИ и пропаганды является практически все население республики.

В то же время влияние фактора российской пропаганды менее значительно на юге и западе страны, а численный рост казахского этноса, который больше ориентирован на использование казахского языка не только в быту , но и в сфере культуры, теоретически означает, что проблема носит временный характер. Однако де-факто русскоговорящее меньшинство составляет устойчивый цивилизационный кластер на севере и северо-востоке РК, в который интегрировано казахское население. Таким образом, этнический фактор трансформируется в цивилизационный и лишь усиливает риски сепаратизма.

В настоящее время в Казахстане нет ощущения какой-либо угрозы со стороны России, и это обстоятельство существенно увеличивает эффективность воздействия российских средств массовой информации и пропаганды на казахстанскую аудиторию.

Российский президент Владимир Путин и его внешняя политика пользуются значительной поддержкой среди казахстанцев, причем доля его поддерживающих прямо зависит от того, насколько близко расположен тот или иной регион к России и как велика там доля русскоязычного населения.

Поскольку среди казахстанцев младших возрастов доля тех, кто постоянно читает и смотрит российские средства массовой информации, ниже, чем среди казахстанцев средней и старшей возрастной группы, для противодействия российской пропаганде необходимо концентрироваться именно на них, понимая при этом, что значимый результат будет возможен только через десятилетия.

Перевод казахского языка с кириллицы на латиницу может снизить долю казахстанцев, которые читают и смотрят российские средства массовой информации, и соответственно увеличить аудиторию англоязычных СМИ, однако и в этом случае значимые изменения не следует ожидать в ближайшее десятилетие.

Наращивание контрпропаганды в Казахстане, в том числе чтобы компенсировать влияние российских СМИ, в настоящее время малоэффективно, поскольку аудитория, которая способна, готова и будет воспринимать ее информацию и аргументы, точно так же, как и в России, составляет порядка 10-15% от общей численности населения, и вряд ли вырастет в ближайший год.

При формировании программ информационного воздействия на казахстанскую аудиторию и противодействия российской пропаганде, помимо языкового фактора и схожести менталитета основной части россиян и казахстанцев, необходимо учитывать еще одно весьма важное обстоятельство: массовости ощущения того, что россияне – «свои», тогда как граждане Европы, США, Китая и так далее – «чужие».

Информационная стратегия РФ реализуется в условиях глобального конфликта, в результате чего она приобретает характер военной. Соответственно, она превращается в психологическую войну, используя стандартный набор инструментов подобного рода операций. Для этого используется платформа соцсетей. Основной задачей такого рода операций становится не только и не столько создание положительных примеров и образов, а раскручивание негативных стереотипов и актуализация конфликтов.

"Негативная" военная стратегия в большей степени позволяет решать российские политические задачи, главная из которых состоит в консолидации российского общественного мнения через создание негативного образа соседнего государства. Но говорить о том, что традиционные инструменты "мягкой власти", ориентированные на создание положительных образов, остались в истории, нельзя.

К сожалению, неизвестно, насколько серьезно оценивают риски "разрушительной пропаганды" официальные власти Казахстана. Исследований общественного мнения или научных работ на эту тему в открытом доступе нет. Оснований предполагать, что они есть в недрах спецслужб, также нет. Об этом говорят наши интервью с политическими инсайдерами, а также исторический опыт, который сводится к невозможности создания "секретной социальной науки".